Рекомендуем: Социальная литературная сеть e-Reader.ru

Литературный негр — LitPedia.ru - Российская литературная энциклопедия

Литературный негр

Литературный негр (фр. nègre littéraire, с XIX века) — автор, за вознаграждение пишущий книги, статьи, автобиографии и т. п. за другое, как правило, известное, лицо (в частности, за руководящего политического, государственного деятеля или артиста, но также и за того, кто известен как писатель)[1]. Его имя при этом в книге не указывается (по крайней мере на обложке; в СССР в ряде случаев указывалось имя «литературного обработчика» в выходных данных). Широкое распространение литературные негры получили в наши дни. Считается, что если популярный автор издает за год несколько книг, то на него работают безымянные авторы[2]

Содержание

Синонимы

  • Литраб (сокращение от «литературный работник»). Термин распространён в издательских и журналистских кругах
  • Литературный призрак (англ.  ghost writer (дословно: «писатель-призрак»))
  • Призрак пера
  • Безымянный автор
  • Книггер (рус. «книжный» + «ниггер»). Пренебрежительный термин

Исторические факты

Литературными неграми пользовались многие известные писатели. К примеру, при написании своих романов Александр Дюма-отец сотрудничал с неким Огюстом Маке, который впоследствии подал на Дюма в суд иск о признании соавторства[3]. Взаимоотношения писателя и его главного «призрака пера» легли в основу французского фильма «Другой Дюма»[4].

Как писал В.Катаев в автобиографической книге «Алмазный мой венец», он однажды тоже решил последовать примеру великого француза. Он предложил Илье Ильфу и Евгению Петрову (своим другу и брату) сюжет о бриллиантах, спрятанных во время революции в одном из двенадцати стульев гостиного гарнитура. Они должны были разработать тему, написать черновик романа, а Валентин Катаев просто пройдётся по их трудам своим «блестящим пером». В отличие от Дюма-отца, который не упоминал имён своих соавторов, Валентин Катаев предлагал печатать роман под тремя именами, а гонорар разделить поровну. Обосновывалось предложение довольно убедительно: Катаев в то время был очень популярен, его рукописи у издателей были нарасхват, но преуспевающему прозаику не хватало времени, чтоб реализовать все планы, а брату и другу поддержка не повредила бы.

Валентин Катаев оставил новоиспечённым литературным неграм подробный план будущего романа, а сам уехал на Зелёный мыс под Батумом сочинять водевиль для Художественного театра. Несколько раз И.Ильф и Е.Петров присылали ему отчаянные телеграммы, прося советов по разным вопросам, возникающим во время написания романа. Валентин Катаев сперва отвечал им односложно: «Думайте сами», а вскоре и вовсе перестал отвечать, целиком поглощенный жизнью в субтропиках.

Едва он вновь появился в Москве, как перед ним предстали его соавторы. С достоинством и даже несколько суховато они сообщили ему, что уже написали более шести печатных листов. Один из них достал из папки аккуратную рукопись, а второй начал читать вслух. Уже через десять минут Валентин Катаев понял, что «рука мастера» этому роману вовсе не потребуется, а он сам не имеет никаких прав указывать своё имя на обложке: соавторы не только великолепно выполнили заданные им сюжетные ходы и отлично изобразили портрет Воробьянинова, но, кроме того, ввели совершенно нового, ими изобретённого великолепного персонажа — Остапа Бендера.

После этого Валентин Катаев переписывает договор с издательством на И. Ильфа и Е. Петрова. Однако не стоит думать, что он был совсем уж бескорыстен: соавторы получили два условия, на которые с лёгкостью согласились. Тем более, что они не были даже с точностью уверены, будет ли хоть одно издание.

Во-первых, соавторы обязались посвятить роман ему и это посвящение должно было присутствовать во всех изданиях — как на русском, так и на иностранных языках. И до сих пор, даже если вы открываете современное издание «Двенадцати стульев», на первой страничке неизменно написана короткая фраза: «Посвящается Валентину Петровичу Катаеву».

Во-вторых, с гонораров за книгу соавторы обещали подарить ему золотой портсигар. Это условие также было принято после небольшого обсуждения, и затем выполнено. Катаев, впрочем, брюзжал, что портсигар он получил лишь после многократных напоминаний; да и сам портсигар будто бы был дамский — маленький и лёгонький.

После этого события бывшие «литературные негры» по-прежнему пишут вдвоём — днём и ночью, азартно, как говорится, запойно, не щадя себя. Наконец в январе 1928 года роман завершён, и с января по июль он публикуется в иллюстрированном ежемесячнике «30 дней». В первой журнальной публикации было 37 глав. В первом отдельном издании 1928 года (издательство «Земля и Фабрика») была 41 глава, во втором 1929 года, того же издательства, уже 40. В архивах сохранилось два авторских варианта романа: рукопись Петрова и машинопись с правками обоих авторов. Ранний рукописный вариант содержит двадцать глав без названий. В машинописном варианте текст был разбит на сорок три главы с титульными листами. После второго книжного издания в октябрьском номере «30 дней» за 1929 год были опубликованы еще две, ранее не издававшиеся главы. Однако дальнейшие издания базировались на первом книжном издании с 40 главами.

См. также

Примечания

  1. Литературные редакторы или литературные «негры». Радио «Свобода» (24 сентября 2006). Проверено 11 ноября 2010.
  2. Писатели-призраки
  3. Сергей Борисов «Рабы» Александра Дюма. Вечерняя Москва (14 декабря 2000). Проверено 11 ноября 2010.
  4. Юрий Коваленко Литературный негр против трёх мушкетеров. Известия (12 февраля 2010). Проверено 11 ноября 2010.

Ссылки

ca:Escriptor fantasma

da:Ghostwriter de:Ghostwriter en:Ghostwriter eo:Fantoma verkisto es:Escritor fantasma fi:Haamukirjailija fr:Nègre littéraire he:סופר צללים id:Penulis bayangan it:Ghostwriter ja:ゴーストライター ko:대필작가 nl:Ghostwriter no:Skyggeforfatter pt:Ghost-writer simple:Ghostwriter sk:Ghostwriter sv:Spökskrivare zh:代笔作家